четверг, 12 мая 2016 г.

На крыльях сокола сквозь века

Этнографическая экспедиция в Рязанскую область, 
Скопинский район, Секирино, Князево
Весна 2016
при содействии проекта "Окна в мир"

Всего пять часов по трассе от Москвы – и можно попасть в мир, где ещё проблёскивает «краса» и «наряда» русской деревни.
Мы едем Скопинский район Рязанской области ранней весной, за окнами плывут длинные линии холмов - нежно-зелёных, с озимыми, темные, c только что  вспаханной землёй и жёлто-соломенные, с прошлогодними травами. Удивительно, что хотя на юг от Москвы местность довольно схожая, но в каждой области есть нечто особенное, некий настрой, которой буквально «витает» в воздухе. Для Рязанской области – это нежная легкость и радостность. Слова здесь произносят протяжно, мягко, а согласные окончания слов так и вовсе исчезают в певучем движении – «делаеее», «играеее», «сажаеее». 
В целом, Скопинский район довольно хорошо «прочёсан» этнографами и коллекционерами старинных вещей, потому как здесь, в отличие от многих других мест, хорошо сохранился традиционный костюм. Почти каждая бабушка скажет, что у неё были «наряды», но уже всё давно продано. Тем не менее, некоторые женщины хранят праздничные одежды для внучек, или даже просто для себя. Как нам пояснила Нина из Князево: «Ну что деньги – вот они есть, а вот их и нет. А моя наряда лежит, я её достану, посмотрю – и сердце радуется».

Секирино

Примечательно, что все эти красочные одежды женщины делали сами, своими руками создавали невероятную красоту. Видится, что эти дивные образы содержат некую силу русской души, которая светится радостью, рассеивает тоску-печаль. Когда слушаешь рассказы бабушек о своей жизни, понимаешь, что этот настрой позволил проживать все тяготы и горести, выпавшие нашей стране на столь не простой XX век – войны, колхозы, трудодни, голод, а здесь ещё – и работа в угольной шахте. И тем не менее, все в один голос утверждают, что жить было радостно, хоть и совсем не просто.
Совершенно волшебно, что помимо «наряд», людям здесь удаётся сохранять особый настрой  – заботы и радения о своей земле и хозяйстве, живость души и ума. А певучую, «округлую» речь местных жителей нет-нет, да и разукрасит озорная шутка и искристый смех.

Приметы старинного мира
Мы сидим в чистой, «ладной» комнатке городского квартирного дома и слушаем журчащую речь бабы Маши. Я с ней знакомилась ещё в прошлой поездке в эти края. И в этот раз она встречает нас как родственников, добродушно и без длинных уговоров раскладывает перед нами сокровища – наряды своей мамы и свои. Это невероятно красочные одежды знаменитого села Секирино и соседнего Князево.
Хоть эти сёла и рядом, но «наряда» (так здесь говорят – не наряд, а наряда) довольно сильно отличается. Секиринская рубаха – с жёсткими «полетами», то есть нашивками на рукавах овальной формы, богато украшенными лентами и блёстками. А наряд из Князево также состоит из рубахи, панёвы и завески. Только князевская панёва составлялась из большего количества полотен, чем секиринская. Здесь считалось, что чем богаче невеста, тем большее количество полотен может быть в панёве – шесть, восемь или даже двенадцать. Также князевскую панёву отличают вставки из цветной ткани - пришитые по подолу «столбики». Они придают дополнительную праздничность и «ритмичность» образу. Женщину, наряженную в пышную панёву, здесь назовут «бухонистой», и вместо «нарядилась» могут сказать «набухонилась».
Также особо красив Князевский головной убор повойник, который дополняли «пушки» - наушные украшения из белого гусиного пуха. Под повойник обязательно повязывают платок, который создаёт дополнительный объём голове. Наряды бабы Маши созданы уже в советское время, поэтому повойник расшит бусинками из дутого стекла (словно из ёлочной гирлянды) и на затылке узор изображает пятиконечную звезду. Всё-таки удивительные мастерицы здесь живут – даже советскую эстетику в народную обратили, и так это выходит у них ладно да красиво.

Наряд села Князево, рубаха с "воротничком"


На Кназевском повойнике вышита звезда


Пасха
Мы приехали в Скопинский край во второй половине апреля незадолго до Пасхи и застали всех наших бабушек в тщательных приготовлениях к празднику. К бабе Дуне, которой уже под девяносто лет, приходила родственница и мыла потолок. Сама баба Дуня сняла все занавески, подзоры, перестирала, и сложила, чтобы они разгладились. Почти все бабушки сказали, что постятся. Нам, как городским жителям, было несколько неожиданно, что в просьбе спеть песню или частушки, отказывали. «Сейчас и так жизнь тяжелая, а частушки в пост петь грех». И конечно, это вызывает уважение – насколько простроена жизнь и как тщательно соблюдаются правила, которые ощущаются при этом своевременными и уместными.
Вообще в это время, когда вербы начинают покрываться золотистым пушком, поля – нежной зеленью, первые травки  пробиваются навстречу солнцу, действительно остро чувствуется потребность очистить своё внутреннее и внешнее пространство от всего отжившего, чтобы встретить новую весну, лето в чистом и светлом состоянии. Весенний ток сил, тот, что гонит берёзовый сок к небу, поднимает травы, раскрывает листья деревьев, струятся и через человеческое тело, и через «тело» дома. Поэтому и христианские обряды, и советские субботники, и естественное движение природы – всё оформляет одно желание - возрождения новой жизни.
Наша баба Дуня держит кур, а пока пост и яйца не едят, она их собирает. На Пасху она раздаст их тем родственникам, у кого кур нет. Говорит, что на Пасху нужно много яиц, обычно здесь красят по сотне и более. На каждой могилке по традиции оставляют пару яиц. Баба Дуня рассказала, что даже в войну, когда было очень мало еды, они с бабушкой на Пасху носили яйца на кладбище, крошили одно яйцо и раскладывали крошки на несколько могилок. А девочка Дуня тайком маленькие крошки ела. Голодно было.
В деревне Пасха считается самым большим «годовым» праздником. По всей России к нему тщательно готовились, делали «генеральную» уборку и самым праздничным образом наряжали дом. И конечно, на Пасху наряжались и сами. В Князево нам рассказали, что в прошлом году бабы в соседнем селе Топилы пришли в церковь на Пасху «убранные», в панёвах.  
Наша дорогая Баба Дуня 

 Русалки
На наш вопрос, в каких случаях сейчас носят старинные одежды, совершенно неожиданно баба Маша рассказывает, что «наряду» надевают хоть и редко, на свадьбы, и на «Русалок». Вы же понимаете, на дворе 21 век, виртуальная реальность, и вот всего в нескольких часах езды от столицы люди наряжаются в одежды своих родителей, чтобы отметить праздник, пришедший из дремучей глубины веков.
Собственно, «Русалки», «русалии» - один из обрядов, уходящие корнями не только  в дохристианскую, но, возможно, в досельскохозяйственную эпоху. Во времена, когда люди с особым почтением относились и к земле, и к растениям. Праздник этот приходится обычно на конец мая, начало июня и соотносится с празднованием христианского праздника Троицы. Это время, когда и поля и леса покрываются сочной зеленью, поэтому весь цикл этих праздников зовётся «зелёными святками». По старинным поверьям, именно в это время, в лесах и полях появляются «русалки», которые раньше понимались как растительные духи (и уже в более поздние времена к ним стали причислять и погибших девушек). Во время этих праздников люди договариваются с растительными силами о хорошем урожае, просят не вредить своими причудами и проказами людям, а также сами обещают не безобразничать в мире духов, бережно относится к деревьям, к водоёмам и источникам.
В течение нашего путешествия мы ещё несколько раз спрашивали о празднованиях Русалок, и все бабушки подтвердили, что такой обычай они помнят. Нам рассказали, что на Русалки было принято девочкам одеваться в одежду ребят, а парни наоборот одевали женскую одежду – и в таком виде ходили по улицам, плясали, играли в играх, а потом все вместе пировали. За песни полагалась вознаграждать ребят, а потом вся добыча делилась, что похоже на зимнее святочное колядование. В это же время начинают делать и носить венки, а до этого времени одевать не положено – голова болеть будет. Также здесь был запрет на сельскохозяйственные работы (может, чтобы не тревожить волшебные растительные силы, когда они начинают проявляются в нашем мире). Например, в Секирине нельзя было сажать капусту, потому что вырастет только кочерыжка. Кто знает, может и в этом году выйдут отмечать «Русалок» на Скопинской земле…

Баба Дуня в молодости и недавние фото праздничных собраний


Сказания Скопинской Земли
Земли здесь живописности невероятной, и историй здесь накоплено много самых разнообразных. Многие предания отсылают нас ко временам похода Дмитрия Донского и битвы на Куликовом поле. Это некий существенный смыслообразующий сюжет юга России. Земли, по которым прошёл легендарный полководец, хранят память о нём – в сказаниях, названиях своих мест.

Красота

Скопин
На гербе города изображён сокол, или скопа, птица из рода соколиных. Считается, что сокол являлся «прародителем» русских князей, и поэтому к нему очень по-особому относились князья и их потомки. Так, не гербе Украины и сейчас красуется эта птица. Кроме того, есть версия, что имя Рюрик соотносится с именем духа огня Рарога, духа, который покровительствовал русским правителям. Говорят, огромная мощная птица скопа жила на исполинском дубе на месте, где сейчас находится южная часть города. По имени этой птицы и назван Скопин. Так это или нет, но очевидно, что птицу эту призвали защищать эти места и она помогает местным жителям сохранять свой дух.

Секирино
Предание об этом селе гласит:
«В далекие времена, в годы мамаевских походов на Русь бежал из Пронска старик Ягун, приговоренный за непокорность к смерти. Вместе с ним ушли дочка Прощена, сын Михаил и невестка Махоня. Опасаясь погони, беглецы долго шли без отдыха, пока, наконец, совсем не выбились из сил. Тут путь им преградила широкая полноводная река, на берегу которой они решили отдохнуть. Старик Ягун зачерпнул горсть студеной прозрачной воды. Попил ее и молвил: вода добрая. Дальше путники уже не пошли. Построили избу из глины и стали жить. Как-то Ягун нашел в местном овраге диковинный камень. Принёс его в мазанку и решил испытать в огне. Раскрошил обухом топора и бросил в каменку. И тут же застыл в удивлении - горит! Так смоляной камень, оказавшийся бурым углем, якобы начал использоваться в этих местах и послужил одной из причин основания крупного селения».
Деревня до сих пор сохраняет старинный облик. Здесь много каменных домов, небольших, но очень уютных и опрятных. Часто их красят в белый цвет, а окошки и двери – в синий. Встречаются и более яркие цвета – салатовый, розовый, бордовый. Отрадно, что многие старинные дома обновляют, а не перестраивают в современные хоромины.
В Секирино живёт Анна Федоровна, которая до сих пор шьёт традиционные наряды на заказ и кукол. Красавицу-куклу а нарядном традиционном убранстве с удовольствием приобретают и местные жители, и гости этих мест.

Дом в Секирино, "Большак - некуда деться"


Князево
Про село Князево рассказывают краеведы:
«По преданию, название селу дал князь Дмитрий Донской, который проходил здесь со своим войском на Куликово поле. Еще одна легенда выводит название села от другого князя - Олега Рязанского. Идя на поле Куликово, Рязанский князь Олег со своей дружиной и ополчением дошел до крутых берегов р. Брусны, где теперь находится Князево, и остановился станом. Дальше не позволяли двигаться топкая пойма реки и трясины Топильского болота. К Дону можно было пройти, только свернув вправо, загатить Разбойную лощину и построить мост. Отсюда открывался прямой сорокаверстный путь через Чернаву к Дубку на Дону. С ведома или без ведома Олега, воеводы Пронского и Скопинского ополчения двинулись через Разбойную лощину к Дону и Куликову полю. Своими силами они загатили лощину и настлали бревнами мост. Эта местность поныне носит название Воеводской Гати»
Князево находится на высоких крутых холмах, и дома здесь расположены не плотно, а в ложбинах или на вершинах бугров. С высот видны живописные дали, и создаётся ощущение, что пространство буквально гудит изнутри.
В Князево мы встречаем нашего первого в этом путешествии русского мужика. Мы искали и спрашивали у местных жителей, у кого сохранилась «наряда». Нам указали на дом Нины, и вот мы с вдохновением стоим у ворот, за воротами двор с собакой, курами, и гроооомко зовём «Баба Нинаааа!» - как будто мы дальние родственники, которые заехали к тётке. И никто нам не отвечает. Что делать? Открываем калитку, с замиранием сердца заходим во двор, осторожно так проходим мимо собаки, ищем вход в дом, обходим его, и подходим к сараю. И тут как из под земли вырастает мужик, и тут же сходу нас как родных обнимает, смеётся и приветствует зычным голосом, словно и действительно нас весь день ждал и так счастлив, что мы, наконец, объявились. Зовут его Васильевич Егорьевич, он недавно вышел на пенсию, проработав всю жизнь учителем трудов в местной школе. Узнав, зачем мы приехали, провожает нас к жене, Нине.
Нина сидит в доме, стирает в металлическом корыте вещи. Она соглашается показать нам свои наряды. Они с цветами, и завеска, и рукава рубахи одного цвета, сшиты из ярких тканей с роскошными цветами. «Тады и материал нарядный был, а теперь и материал не материал», сетует Нина. На голову одевали повойник и «хранцузский» (знаменитый барановский) платок – «гуляй рванина от рубля и выше», поясняет нам Нина.  А Василий Егороевич дарит нам на прощанье резные и расписные доски, работы своих учеников. И мы, конечно, невероятно тронуты.

Дом в Князево


Возвращение к истокам. Кочугурки
Самую замечательную историю о сохранении традиций этой земли рассказывает нам баба Маша. Она родом из деревни Кочугурки. Уже несколько лет, как этой деревни нет, остался буквально один дом, все разъехались. Но каждое лето, на Петров день здесь собираются те, кто родился в этой деревне и их потомки. Приезжают, чтобы повидаться, чтобы посетить могилы своих родителей, просто потому, что любят эти места. «Кто приехал сюда, обязательно возвращается снова. Проходит год, подходит время, и чувствуешь -  пора, тянет».
И мы очень понимаем жителей Кочугурок. Невозможно не проникнуться красотой этих мест и сердечными обитателями, хранящими нетленные сокровища – доброту, простоту, отзывчивость, стойкость русской души. И пусть древний сокол несёт русскую душу на своих крыльях сквозь времена и пространства.  И мы летим вместе с ними, ловим тоненькие, ускользающие ниточки этого мира, пока они не затерялись в многомерной паутине современной цивилизации.

Дорогие бабушки и автор текста

Фотографии Яры Домогацкой и Петра Гриневича


Комментариев нет:

Отправить комментарий