воскресенье, 14 декабря 2014 г.

Путешествие в заповедное Секирино


Мы влюбились. Невозможно было не влюбиться в это место, где несмотря ни на что, или даже смотря на все перипетии нашей истории, сохранился удивительный дух, дух русского народа. Следуя за этнографами и исследователями фольклора, мы отправились в деревню Секирино Скопинского района Рязанской области, где чудом уцелели традиции народного костюма. И действительно, здесь многие бабушки скажут, что у них есть старинный наряд. Но нас покорило даже не это. Нас покорили сами бабушки – добрые, нежные, неунывающие, с весёлым нравом и мягким журчащим говором. Свет их лучащихся глаз – нетленное сокровище этой земли. Но прежде чем нам посчастливилось открыть его, мы прошли по узорам дорог этих мест, следуя  вдохновению и путеводным указаниям встреченных добрых жителей.
Сам Скопин – небольшой старый русский город, наполненный цветными домиками с резными наличниками, как шкатулка - украшениями. Эта местность богата углем, добыча которого в прошлые столетия сделала население довольно зажиточным, здесь много старых каменных домов. В Скопине есть свой театр, который исполняет народные песни, и он довольно популярен, выступает не только у себя дома, но и в столице, и в Европе. Театр собирает и костюмы, воссоздаёт песенную традицию этих мест для широкого круга людей.
Домик в Скопине

И вот наконец мы в Секирино. Селение оказалось очень живописным, почти все дома  одинакового типа, хотя покрашены в разные цвета. По традиции этого места дома строили вплотную друг к другу. Сыновья пристраивали свои - к отцовским, получается, как будто хоровод домов. Большинство строений каменные, с квадратными окошками, над которыми обязательно есть «оборочка», лепнина. А деревянные дома украшены узорными наличниками, от чего создаётся особое, но не типичное для России впечатление «пряничного» городка. Мы приехали в декабре, на улицах было тихо, мягко падал снег, и было ощущение, что над поселением словно висит кружевной покров. Именно здесь, по словам и этнографов, и местных жителей, бабушки всё ещё носят понёвы.
Мы пробыли здесь недолго, и на улице такая бабулечка нам не встретилась. Однако мы нашли замечательную мастерицу – Анну Моисееву, которая до сих пор шьёт праздничный свадебный традиционный костюм с полетами – нарядными нашивками на алой шёлковой рубахе. Буквально до последнего времени, ещё пару лет назад, невесты заказывали себе такой костюм, что бы нарядиться на второй день свадебных праздненств. Такая сила традиции в этих местах.
Бабушка не сразу нам открыла – мы были в длинных юбках и нас приняли за цыганок, но потом всё-таки пустила и показала нам не только свой свадебный наряд, но и целую коллекцию кукол, на которых она шьёт традиционные наряды. Баба Нюра делает и чудесные традиционные бисерные украшения – тут они зовутся ожерелья, и была очень довольна, что их рады покупать и носить и молодые, то есть мы.
Анна Моисеева, Секиринская рукодельница

Следующим местом, куда нас отправила путеводная ниточка – дом бабы Дуни. Сюда мы тоже попали не с первого раза, и бабушка сначала говорила, что наряды у неё в сундуках, а сундуки спрятаны, но всё-таки позволила зайти, и начала показывать свои фотографии, а потом достала простое старинное домотканое полотенчико. И стоило ей его развернуть, как стало понятно – вот оно - чудо тепла души и трудолюбия рук. Я не знаю, почему так происходит, но видимо, когда разворачивая тканое полотно – разворачивается целый мир, и можно ощутить его – очень родной, ласковый и почему-то невероятно заботливый. И что тут дальше началось – Дуня достала и кружева, которые сама наплела, и старинные рубахи, и фартуки-занавески. И всё такое сердцу милое. 

Домотканое полотенце и кружева сделанные Дуней
И рассказы полились рекой – про празднование свадьбы, как невесту «навязывали», то есть родители девушки приходили и хвалили свою дочку родителям жениха, а сами жених с невестой могли друг друга и не знать до свадьбы, и увидеться только в день празднования. И как могли невесту подменить, показать красивую дочку, а потом под полотенце спрятать другую, рябую, так как до самого обряда невеста находилась под покровом, и невидно было, кто она. Невестку называют яркой, а жениха – розой. После женитьбы жили вместе «до самой смерти», не расходились. «Одного родишь, второго, третьего – тут и слюбишься», - объясняет нам. Дуня спела и задорные свадебные частушки. А глаза у Дуни прозрачные, почти хрустальные, василькового цвета, смеются вместе с ней, и голубые искры разлетаются во все стороны. 
Дуня показывает красоты

«Я иногда лежу, молитвы вспоминаю, а в голове частушки вертятся. Я могла день напролёт частушки петь, и все свои, не повторяются», говорит нам. И тут раздаётся звоночек в дверь – и приходит сестра Дуни, Нюра, а за ней и дядя Миша, из соседнего дома. И ещё на нас высыпался целый ворох рассказов. 
 У Миши зычный голос, он рассказывает, как работали здесь в шахтах, какие понёвы носят в деревне Чернава, откуда он родом, как раньше выгоняли тараканов из избы – дымом выкуривали. И мы уже без пяти минут на пути в Чернаву – за новыми сокровищами. Но это, видимо, следующее путешествие.
А пока мы ещё тут, светящаяся баба Дуня показывает наволочки, которые нашивала – все в цветах, маках, васильках, красоты необыкновенной. Это советские ситцы, и здесь они выбраны все радостные, нарядные.
Баба Дуня достаёт ещё полотенца, которые хочет подарить на свадьбу своей внучке, и рассказывает: «К свадьбе готовили много полотенец, отшивали (украшали). Вот это – отшивали мои подружки из Корневого (это соседняя деревня), и потом их развешивали по всему дому, верёвку натягивали и развешивали. Много полотенец – богатая невеста». А Нюра рассказывает, как подруги помогали ей украшать ленты для понёвы – рисовали красками цветочки прямо на самой атласной ленте. Очень дружно жила деревня, все друг другу помогали. Ложки для свадьбы или на поминки со всего селения собирали, потому что в одном доме их могло быть всего-то три штуки.
Свадебное полотенце, отшитое "елочками"

Дуня рассказывает нам и про свою судьбу, как она и на шахте работала, и за домом следила, и детей растила, и ещё и платья себе успевала шить. «После войны, в 47 году очень голодно было, но весело. Так и жили. Траву ели, а всё равно весело было». Показывает нам фотографию 1997 года – здесь они с сестрой Нюрой, в своих традиционных нарядах – хороши несказанно. Обещают нам, что как в следующий раз приедем – нарядятся и песен споют. И мы рады почти до слёз, милая баба Дуня, баба Нюра – крепкие русские бабушки, не поддающиеся никаким бедам, хранящие тепло мира, и передающие его дальше. Очень пронзительно - с какой любовью они говорят о своих внуках и внучках. Пришла ещё одна сестра – Нина и принесла открытку для внучки Настеньки, я читаю вслух поздравление – всё с таким теплом и заботой – «пусть муж на руках носит, пусть богатство у вас будет, пусть настанет у тебя золотая пора».
Нюра приносит и свои сокровища – годовую панёву и палеты – один наряд, с золотыми лентами и «ясными поясами», другой более простой, на первый день свадьбы – с зелёными лентами и «разными поясами», которые делала Дуня. Меня наряжают, и я чувствую себя настоящей «яркой», то есть невестой.
Наряд для первого дня свадьбы

«Разные пояса» - с разноцветным бисером, а «ясные» - с бисером одного цвета. Выходим на улицу фотографироваться - алые паруса рукавов рубахи ловят ветер доброй судьбы, а ноги сами пускаются в пляс. 

"Разные" пояса - с разноцветным бисером

Очень хочется, чтобы это ощущение жизни, её красоты и ладности текло дальше, чтобы доброта и свет соединяли родные души.
 Фотограф Юлия Туганова.

Комментариев нет:

Отправить комментарий